Александр Блок

Александр Блок
		

Сцена из исторической картины «Всемирная литература»

(XX столетие по Р.Хр.) Место действия — будуар герцогини. Блок …В конце ж шестого тома Гейне, там, Где Englische кончаются Fragmente, Необходимо поместить статью О Гейне в Англии: его влиянье На эту нацию, и след, который Оставил он в ее литературе. Тихонов Реплики этого лица имеют только мужские окончания. Кому ж такую поручить статью? Блок Немало здесь различных спецьялистов, Но каждый мыслит только о своем: Лозинский только с богом говорит; Волынский — о любви лишь; Гумилев — Лишь с королями. С лошадьми в конюшне Привык один Чуковский говорить. Чуковский (запальчиво) Неправда! Я читаю в Пролеткульте, И в Студии, и в Петрокомпромиссе, И в Оцупе, и в Реввоенсовете! И этот стих не дает разгадки понятия «Оцуп»; если это был человек, то Чуковский мог «читать» только в его душе; если — учреждение, то, очевидно, там была культурно-просветительная ячейка, где Чуковский читал лекции. Блок Корней Иванович! Ведь вы меня Не поняли! Сказать хочу я только, Что вы один могли бы написать Статью о Гейне… Чуковский (ехидно) «Эссейс», вероятно, Угодно было вам сказать? Блок Да-с. Эссей-с. Чуковский (с воплем) Мне некогда! Я «Принципы» пишу! Я гржебинские списки составляю! Персея инсценирую! Некрасов Еще не сдан! Введенский, Диккенс, Уитмэн Еще загромождают стол! Шевченко, Воздухоплаванье… Блок Корней Иваныч! Не вы один! Иль не в подъем? Натужьтесь! Кому же, как не вам? Замятин Ему! Вестимо — Чуковскому! Браудо Корней Иваныч, просим. Волынский Чуковский сочинит свежо и нервно! Все Чуковскому! Чуковскому писать! Чуковский пытается еще что-то возразить, но коллективный вопль всемирных литераторов заглушает его слабый голос. Дело грозит превратиться, как и во все исторические эпохи, в скверную историю. Чуковский, обессиленный, опускается в сломанное кресло, которому все еще нет цены. Антон, входя, сует ему записку. Чуковский (слабым голосом) Пусть подождут. Их сколько там? Антон Тринадцать. Тихонов Итак, Коней Иваныч, сдайте нам Статью в готовом виде не поздней, Чем к Рождеству. Чуковский Какого года?.. Стиля?.. Тихонов Год — этот. Стиль — марксистам всё равно. Чуковский (пытаясь переменить разговор) А может быть, не Стиль, а Аддисон? Тихонов Нет, новый стиль. Чуковский (все еще притворяясь непонимающим) Классический? Тихонов Советский!!! Чтоб было крепче, просим Евдокию Петровну это записать. Чуковский (уничтоженный) Сдаюсь… Тихонов Счастливой вестью с вами поделюсь… В этом месте рукопись обрывается. Предполагают, что Тихонов завел речь или о керосине, или о дровах, или о пайке; во всяком случае о чем-то приятном, судя по тому, что здесь впервые появляется рифма. Насколько известно, статья Чуковского «Гейне в Англии» действительно была сдана в набор после Рождества 1919 года. Она заключала в себе около 10000 печатных знаков, ждала очереди в типографии около 30 лет и вышла в свет 31 вентоза 1949 года, причем, по недосмотру 14-ти ответственных, квалифицированных, забронированных и коммунальных корректоров, заглавие ее было напечатано с ошибкой, именно: «Гей не в ангелы». Осень 1919 СЦЕНА ИЗ ИСТОРИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ «ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА» Блок А. А. [1] По структуре стиха и по некоторым оборотам языка приписывается Амфитеатрову. Во французском переводе пьеса называлась «Arlequine poli par litterature» («Арлекин, приглаженный литературой».)
Александр Блок. Лирика.
Москва: Правда, 1988.
Александр Блок. Собрание сочинений в 8 т.
Москва, Ленинград: Художественная литература, 1960.